Logo b1eb039490842d98c30c5e038f2bcd6d5e420fbacbf25c2a3260b03ded77dc0f
Электрические сети в Системеинформационно-консалтинговая группа

Японский университет предложил построить энергомост РФ - Япония, способный передавать СПГ

07 сентября 2017

Японский университет предлагает в рамках строительства энергомоста между Россией и Японией строить канал передачи не только электроэнергии, но и сжиженного природного газа (СПГ). Об этом заявил в рамках ВЭФ-2017 председатель университета Чубу Атцуо Ииёси.

"Можем предложить новую схему - ЛЭП, которые могут использоваться для передачи электроэнергии, а также для прокачки СПГ", - сказал он.

Он отметил, что низкая температура СПГ позволит использовать его вместо охлаждающих газов, которые используются для охлаждения сверхпроводников.

Говоря о строительстве энергомоста между Россией и Японией, Ииёси отметил, что реализация проекта обеспечит экономический рост и энергобезопасность.

Он отметил, что главными характеристиками энергомоста станут низкие потери на фоне высокой сверхпроводимости энергомоста, экологичность линии, так как она будет проводиться под землей и ее экономичность, что позволит строить энергомост большой протяженности.

Университет Чубу и "Россети" в среду в рамках ВЭФ-2017 подписали соглашение о сотрудничестве, в рамках которого будет рассматриваться возможность пилотных проектов практического тестирования разработок японских ученых на энергообъектах российского оператора.

Идея энергомоста, по которому Россия могла бы поставлять генерируемое ею электричество на японские острова появилась на свет еще в самом начале нулевых годов. Но со стороны Японии этот проект тогда особого интереса не вызвал по разным причинам  от чисто технологических, экономических до политических. Однако после катастрофы с АЭС “Фукусима” 2011 года и последовавшего в 2013 году выключения всех атомных реакторов, Япония встала перед проблемой нехватки генерации электроэнергии для собственных нужд.

На долю атомных электростанций в 2011 году в Японии приходилось около 30% всей генерации, заделать “брешь” такого размера за счет угля, газа, ВИЭ не получается вот уже несколько лет. Электроэнергия для промышленности подорожала на 30%, для населения — на 20%. Если в 2010 году Япония импортировала 94,5 млрд кубометров природного газа (в пересчете из сжиженного), то в 2013 ей пришлось закупать уже 119 млрд кубометров, рост составил 27%. С этим связано и региональное повышение цены на СПГ во всем регионе, который наблюдался и наблюдается до сегодняшнего времени. Вместе с ростом цены на электроэнергию дорожает и продукция промышленности, в результате экономика Японии из профицитной стала дефицитной. 2010 год профицит внешнеторгового баланса составлял 65 млрд долларов, дефицит по итогам 2013 составил 112 млрд. Конечно, ситуация в энергетической отрасли Японии заслуживает отдельного рассмотрения, но, если коротко, то реальность достаточно сурова: без поставок электроэнергии, без энергомоста из России перспективы островного государства выглядят крайне удручающе. «Геоэнергетика» уже посвящала этой проблеме отдельный аналитический обзор.

За минувшие полгода в развитии проекта российско-японского энергомоста произошли изменения, которые мы внимательно изучили.

В прошлый раз мы рассмотрели и увидели причины, по которым поставки электроэнергии из России для Японии – насущная потребность. А теперь давайте попробуем проанализировать, насколько этот проект интересен самой России. Что он из себя представляет: «чисто экспортный» это проект, или польза от него не только в зарабатывании прибыли на экспорте конечного продукта? В общем – выгоден ли проект энергомоста Россия – Япония России и, если выгоден, то чем именно? Давайте попробуем присмотреться к подробностям того, что с этим проектом происходило и происходит.

С лета 2016 года в развитии проекта, собственно говоря, произошло ровно одно знаковое событие – визит Владимира Владимировича Путина в Японию. Патриотично настроенная часть Рунета успела «подвести итоги»:

«Курильские острова проданы,  юг Сахалина пошел довеском, Путин стал богаче на 100500 миллиардов, пришла беда в наш аул!!!»

Ну, а мы на такие глобально-эпохальные обобщения не замахиваемся, предпочитая видеть и анализировать реальность, а не фантазии и догадки.

Реальность – это прорыв сразу в трех направлениях, касающихся непосредственно энергетики. Напомним вкратце, о чем речь. Список недлинный, но очень интересный:

  • энергомост из России в Японию;
  • магистральный газопровод от шельфовых месторождений Сахалина до острова Хонсю;
  • новый уровень сотрудничества в связи с ликвидацией последствий аварии АЭС «Фукусима».

Каждый из этих проектов многосложен, многослоен, каждый имеет свою историю, каждый может оказаться весьма важным для развития экономики России в целом и нашего Дальнего Востока в частности, первый и второй проекты непосредственно связаны с крупнейшим островом России – Сахалином.

Еще в 90-е годы, когда Россия только начала осваивать газовые месторождения сахалинского шельфа, японцы предложили за свой счет проложить 1300-километровый газопровод до Хоккайдо. Россия не торопилась соглашаться, хотя в те времена потребность в иностранных инвестициях была просто огромна. Японцы прекрасно понимали причины недоверия, но продолжали вполне последовательно развивать этот проект. Весной 2014-го они предлагали тянуть нитку трубопровода мощностью в 8 млрд кубометров уже до Хонсю, сейчас речь зашла уже и о 20 миллиардов кубометров природного газа в год.  Российская сторона в ответ без устали сетовала о сейсмических опасностях вдоль трассы, о невероятно сложном рельефе дна, о невероятной длине трубы и о прочих проблемах нерестилищ серых китов. В чем дело, если отбросить эти словесные кружева?

Отгрохать трубопровод, построить систему компрессорных станций и – наткнуться на демарш Токио из-за наших Курильских островов, которые японцы обзывают «северными территориями»? Спасибо, обойдемся без подобны рисков. Вежливым контрпредложением и стал проект энергомоста: зачем вам газ, берите сразу конечный продукт. Теперь уже Япония стала находить бешеные течения в проливе Лаперуза, что между Сахалином и Хоккайдо, островки с гнездящимися на них «краснокнижными» птичками… И их мотив тоже понятен: привыкнем  вот к российской элетроэнергии – а как потом потакать тоскующему по «северным территориям» электорату во время всевозможных выборов? Наговоришь в микрофон нужных патриотичных слов, а в ответ усталый электрик Петрович одним движением руки отключит кабель. Вот так и стояли, не шевелясь, как борцы сумо перед началом схватки, два государства с триллионными ВВП, проводя между собой в год торговых операций на 15 миллиардов долларов. И даже фукусимская авария, отключение АЭС  с последующей нехваткой 20% электрогенерации (учитывая ввод новых газовых и угольных электростанций) не меняли позу Японии: не верили они нам, да и все тут.

Трудно сказать, какие именно аргументы сумел подобрать во время своего визита  Владимир Владимирович, но Синдзо Абэ и его соратники вдруг будто протрезвели.

«Если мы будем держать Россию за трубу с газом – почему бы им не воткнуть кабель, куда им хочется?..»

Да, документы, подписанные в Токио – это не взаимообязывающие контракты а, скорее, некие протоколы о намерениях, но по обе стороны проливов бизнесмены все поняли правильно.

Проект энергомоста, разрабатываемый без особой спешки компанией «РусГидро», российской стороной оценивался и оценивается в 5,6 – 5,7 млрд долларов. Впрочем, проектом, то есть документом, в котором определены четкие сроки и сделано технико-экономическое обоснование, эту разработку называть не корректно – скорее, это некая предпроектная документация. Но, раз уж «проект японского энергомоста» стал привычной идиомой, будем пользоваться таким названием и мы. Разделенный на несколько этапов, проект предусматривает сначала передачу электроэнергии, вырабатываемой  за счет расширения уже существующих на острове Сахалин электростанций, на втором этапе – добавление электроэнергии, вырабатываемой на материковой части Дальнего Востока, на третьем – добавление электроэнергии сибирских ГЭС. Без суеты и без спешки, раз уж японцы 15 лет не торопились, то куда бежать-то? Начать с 200 МВт*час, постепенно нарастить до 5 ГВт*ч. Спешка тем более неуместна еще и  потому,  что действующее законодательство Японии вообще запрещает импорт электроэнергии – энергоресурсы импортировать можно, а вот конечный продукт – нет.

Действительно, до визита Путина никто никуда не торопился. Но ко времени проведения встречи японцы окончательно определились, кто именно будет заниматься проектом энергомоста – неформальное лидерство в этом вопросе перешло к SoftBank. Именно так эту компанию решили именовать наши крупные информационные агентства, но имеется тут маленький нюанс. Если не заострять внимания на небольшой неточности, то новость читается, как самая обычная: какой-то японский банк собирается инвестировать, что тут такого?

А «такого» тут много, поскольку правильное название компании несколько иное – SoftBank Group. И никакого отношения к банковским делам эти ребята не имеют. Это, извините, огромный телекоммуникационный холдинг в составе более 600 компаний. Чтобы был понятен «масштаб трагедии», достаточно припомнить один из последних фактов «биографии»  SoftaBank-а: летом 2016-го этот холдинг купил британскую компанию ARM Holdings, обойдясь при этом без займов. Цена сделки – 24,3 млрд фунтов стерлингов. И вот глава «Софтбанка» Масаёси Сон решил, что 15 лет топтания на одном месте – слишком много. Если сократить пространные речи и рассказы о многочисленных встречах, то сейчас предложение японцев в наш адрес звучит простенько:

«Сколько стоит проект? 5,6 млрд долларов? Вот вам 11 миллиардов – дайте два»

При этом законодательный запрет на импорт электроэнергии господина Сона вообще не интересует – похоже, что он считает это не проблемой, а небольшим недоразумением.

Пока официальной реакции со стороны наших Россетей нет. Заявление господина Сона было озвучено в последних числах декабря, требуется время, чтобы переварить такую новость. «Лишние» 5-6 миллиардов, это, к примеру – стоимость двух головных блоков нашего новейшего атомного реактора ВВЭР-1200, серийные Росатом обещает сделать более дешевыми. Но это просто первое, что приходит в голову, не более того. Разумнее просто подождать, как будут развиваться события дальше, а пока попробовать бегло вспомнить, как именно выглядел проект энергомоста от компании «РусГидро» в Японию до того, как Владимир Путин в декабре 2016-го встретился в Токио с господином Абэ. Это как раз тот случай, когда подробности намного интереснее, чем общая картина.

Проект энергомоста в Японию

Первая очередь

Первая очередь энергомоста должна будет получать электроэнергию со строящейся Сахалинской ГРЭС-2, ввод в эксплуатацию которой позволит нашим энергетикам приступить к реновации Сахалинской ГРЭС-1, после чего на энергомост будет поступать ток и от нее. Затем в дело должна вступить вторая и третья очереди Южно-Сахалинской ТЭЦ и, возможно, Ноглинская ГТЭС, доведя суммарную мощность перетока до 500-600 МВт*ч. Если это произойдет, то для нашего Сахалина это станет эпохальным событием: впервые будет соединена воедино энергетическая система самого острова, ведь на сегодняшний день сети вокруг Сахалинской ГРЭС-1, Южно-Сахалинской ТЭЦ и Ноглинской ГТЭС функционируют автономно друг от друга. И – обратите внимание – это объединение сахалинских сетей произойдет не за счет федерального или местного бюджета, а за счет иностранного инвестора.1

На этом первая очередь энергомоста должна  закончиться, причем сразу по двум причинам: на Сахалине закончатся экспортные возможности, а на острове Хоккайдо – возможности транзитные. Ведь за проливом Лаперуза – всего-навсего остров Хоккайдо, у которого  энергодефицита просто нет, хватает ему того, что он производит сам. Электроэнергии в огромном количестве не достает острову Хонсю, который практически превратился в один большой мегаполис Токио-Осака. Российское электричество придет на север Хоккайдо – следовательно, до самого юга японцам придется строить целую систему ЛЭП, готовить береговую инфраструктуру и на Хоккайдо, и на Хонсю. А вот то, что может прийти в рамках первой очереди проекта энергомоста, Хоккайдо способен «протолкнуть» транзитом через себя по уже существующей системе ЛЭП. Насмотревшись в свое время на северного соседа, японцы предусмотрительно сделали запас пропускной способности. Конечно, и тут понадобятся дополнительные инвестиции, дополнительные работы, но к 2020 году Хоккайдо будет вполне способен принять и передать на Хонсю 0,5 -0,6 ГВт*ч сахалинской электроэнергии. Хватит и мощности проложенного между Хоккайдо и Хонсю подводного кабеля – но только для первой очереди российско-японского энергомоста. Для тех, кто читал о проблемах, возникших у ЕС при попытках подключения энергосистем Эстонии, Латвии и Литвы к энергосистемам Европы – специальная ремарка: интерконнектор Хоккайдо – Хонсю работает с постоянным током.

Вторая очередь

А это еще более интересный план. Для России он означает соединение энергосистем Сахалина и материковой части Дальневосточного федерального округа, для Японии – новый подводный коннектор Хоккайдо – Хонсю и допуск российских компаний к строительству системы ЛЭП и подстанций на территории Хоккайдо. К российско-японскому энергомосту должны присоединить свои мощности 3-я очередь Комсомольской ТЭЦ-1, Амурская ТЭЦ и Майская ГРЭС. И опять мы видим аккуратность планирования компанией «РусГидро» материк и Сахалин свяжет интерконнектор за счет иностранного инвестора.

Собственно говоря, у российской стороны имеются сразу два проекта энергомоста в Японию: проект «РусГидро» и проект «Интер РАО», но, судя по последним новостям, реализовать намерены проект «РусГидро». Он не только дешевле своего конкурента: он, как мы видим, ориентирован на наращивание электрогенерации уже существующими электростанциями, а это значительно выгоднее для России, нежели предложение «Интер РАО» возводить выделенные только для экспортных поставок генерирующие мощности. Опасение, осторожность – мало ли, как будут развиваться отношения с Японией, как сама Япония будет пытаться вывернуться из создавшейся ситуации с дефицитом электроэнергии. Вдруг возьмет и примет решение вернуть в строй все остановленные АЭС, например? Экспортные электростанции от ИнтерРАО придется просто останавливать, а электростанции  от «РусГидро» можно будет достаточно быстро и недорого переориентировать на внутреннее потребление. В случае присоединения к энергомосту электростанций Дальнего Востока мощность перетока будет доведена до 2 ГВт.

Третья очередь

Третья очередь российско-японского энергомоста в проекте от «РусГидро» — подключение к нему «мощностей электростанций Сибири». В кавычках – фраза, которую часто повторяют крупные СМИ, а вот «РусГидро» делает расчеты куда как более конкретно. На Дальнем Востоке лидером социально-экономического развития по итогам 2015-го года стал Сахалин, а второе место заняла Республика Саха – Якутия. Вот про Якутию в связи с японским энергомостом «РусГидро» и предлагает размышлять-проектировать. Если еще конкретнее, то речь идет об инвестиционном проекте общегосударственного значения «Комплексное развитие Южной Якутии». А, уж если совсем предметно, то о разрабатываемом еще с середины нулевых годов институтом «Гидропроект» проекте под названием «Южно-Якутский гидроэнергетический комплекс». Нельзя не сказать про славный наш «Гидропроект» хотя бы несколько слов. За 80 лет своего существования этот институт спроектировал и реализовал в бетоне и в стали свыше 250 ГЭС, свыше 400 каналов. «Гидропроект» — это ГЭС Волго-Камского каскада, это Братская, Усть-Илимская и Богучанская ГЭС на Ангаре, Саянская и Красноярская ГЭС, это Асуанская плотина, Зейская ГЭС, Волго-Донской канал и канал имени Москвы, это гидроузлы во Вьетнаме, Индии, Анголе, Китае, Марокко – перечислять можно долго.

До 2010 года институт «Гидропроект» входил в состав ЕЭС, а в октябре того года «РусГидро» выкупила 100%-ный пакет его акций за 1,48 млрд рублей. Соответственно, проект ГЭС Южной Якутии теперь развивается под эгидой «РусГидро» — потому он действительно может стать финальной частью развития проекта российско-японского энергомоста. В соответствии с идеями «РусГидро» ток для Японии будут давать Средне-Учурская ГЭС мощностью 3 300 – 3 700 МВт и Учурская ГЭС мощностью 360 Мвт. Таким образом, река Учур, приток Алдана снова сделает Японию энергообеспеченным государством, доведя общую мощность перетока до 5 ГВт. А то, что останется в распоряжении Якутии, обеспечит энергоснабжение Эльгинского угольного месторождения, алюминиевого завода и иных энергоемких производств. Да, если уж говорить о том, куда можно «пристроить» озвученные японцами миллиарды инвестиций, то «Гидропроект» с удовольствием вложит их в строительство всего южно-якутского комплекса ГЭС. Помимо двух электростанций на Учуре, полным ходом идет разработка проектов ГЭС Нижне-Тимптонской, Канкунской, Олёкминской и Нижнеолёкминской и Верхнеалданской ГЭС. 7 ГЭС в комплекте дадут общую мощность 9 000 МВт или 40 млрд кВт*ч в год. Этого хватит и на все месторождения Якутии, и на Дальний Восток, и на ту крошечную Японию, да еще и на Китай останется – если, конечно, китайцы образумятся с предлагаемыми ими ценами закупки. По предварительной смете «Гидропроекта» весь комплекс якутских ГЭС будет стоить около 8 млрд долларов. Остается договориться с господином Соном.

Японские особенности

Стоит отметить еще один нюанс, звучащий практически как анекдот. Если удастся реализовать все три очереди российско-японского энергомоста, технические сложности наверняка возникнут у самих японцев. Судя по всему, на Хонсю им придется заняться теми самыми вставками постоянного тока, о которых «Геоэнергетика» уже достаточно подробно рассказывала. В 1895 году для электрификации Токио были закуплены генераторы у немецкой фирмы AEG – 50-герцовые, а в 1896 году для Осаки купили генераторы у General Electriс … Идет вторая сотня лет, а унификацию так и не произвели.

  • Токио, Кавасаки, Саппоро, Йокогама – 50 герц.
  • Осака, Окинава, Киото, Нагоя – 60 герц.

Четыре вставки постоянного тока, установленные между ЛЭП двух частей одного острова, одной страны способны перекидывать не более 4 х 300 МВт. Для такой страны, как Япония это, простите – кот наплакал, а если понадобится перегонять еще и российское электричество, так и вовсе ничего. Впрочем, это японские проблемы. Нравится им жить в двух энергетических системах – пусть сами и думают, как поддерживать столь странную традицию. Впрочем, эта ситуация – наглядный пример того, что такое полная свобода предпринимательства в такой чувствительной отрасли, как энергетика.

 

Да, о Китае мы вспомнили не ради красного словца – он, как ни странно, может иметь прямое касательство к проекту российско-японского энергомоста. Однако эта тема достаточно интересна, чтобы и ей посвятить отдельную заметку, как и анализу возможного влияния проекта энергомоста на Сахалин, Дальневосточный федеральный округ и на Якутию. Кроме того, как уже говорилось, неожиданная готовность господина Миллера приступить к переговорам о проекте магистрального морского газопровода, высказанная им в первых числах января – одного поля ягода с проявлением практического интереса японцев к проекту энергомоста. Совершенно логично будет внимательно изучить и все, что происходит с месторождениями природного газа и газового конденсата на шельфе Сахалина, как развиваются заводы по сжижению газа, как влияют друг на друга акционеры компаний, действующих в этом бизнесе, как их взаимодействие влияет на торговлю СПГ, как на сахалинские проекты повлияли санкции США.  И, разумеется, ни в коем случае не стоит забывать о первопричине такого обостренного интереса Японии к нашим энергоресурсам и электроэнергии – об аварии на АЭС «Фукусима» и о ставшей такой сложной ситуации  с японской атомной программой.  Так что эта статья будет началом небольшого цикла заметок о том, что проиcходит с геоэнергетикой на восточных рубежах России.


Источник: ТАСС