Logo b1eb039490842d98c30c5e038f2bcd6d5e420fbacbf25c2a3260b03ded77dc0f
Электрические сети в Системеинформационно-консалтинговая группа

Виктор Шурупов: Электроэнергетика. Рынок мощности.Часть 3.

20 октября 2017

Электроэнергетика. Рынок мощности. Статья третья.

Действующие правила отечественного рынка мощности уже не один раз подвергались критике. В данной статье попробуем еще раз показать, что они не отвечают сложившимся условиям, целям и задачам рынка, сформулируемосновныепринципыоплаты мощности.

Задачи рынка мощности

  1. Финансирование содержания оборудования электростанцийв готовности к выработке электроэнергии, отобранной в рынке мощности.
  2. Финансирование строительства новых электростанций.
  3. Создание условий для вывода с рынка устаревших, неэкономичных мощностей.

Цель рынка мощности – минимизация затрат покупателей на оплату принимаемой мощности при условии бездефицитного энергообеспечения.

Разберем последовательно вопросы рынка мощности.

Определение платы станциям на содержание оборудования в готовности к выработке электроэнергии

В действующих правилах рынкацена мощности для всех электростанций и оптовых покупателей определяется по маржинальномупринципу –равна ценовой заявке электростанции, отобранной последней в КОМ.

Маржинальный принцип определения цены прямо противоречит задаче минимизации средств потребителей на оплату мощности.Рис. 1 наглядно это иллюстрирует.

Рмакс– прогнозируемая величина мощности потребления с необходимой величиной резерва за вычетом объема «вынужденной» генерации.

Рис.1.  График, поясняющий разную величину средств, которые платят потребители за мощность, при использовании маржинальногопринципа ценообразования ипри оплате мощности по ценовым заявкам электростанций.

«Переход в течение 2003—2006 гг. от фиксированных на год тарифов к конкурентному рынку электроэнергии с почасовым ценообразованием на РСВ, исходя из ценовых заявок, соответствующих фактическим затратам на производство электроэнергии, (выделено автором) позволил решить задачу обеспечения полной загрузки оборудования, физически готового к выработке электроэнергии»[3].

Не обсуждая весьма спорный смысл всей фразы, обратим внимание на часть фразы с выделенным шрифтом.

Автор [3] пишет, что ценовые заявки должны соответствовать фактическим затратам, с чем невозможно не согласиться. Но как узнать, что ценовые заявки на выработку электроэнергии/содержание мощности соответствуют фактическим затратам.Надо полагать, только одним способом – ценовые заявки на выработку электроэнергии/содержание мощности должны составляться по единой методике, утвержденной государственным органом, и проверяться государственной инспекцией.

В методике должен быть заложен уровень рентабельности,определенныйправительством. В таком случае все станции будут находиться в равных условиях, что обеспечит их финансовую устойчивость. У инвесторов будут стимулы вкладывать средства не только в покупку самых мощных, современных, но и в модернизацию не новых станций.

Об оплате мощности ГЭС:гидроэлектростанций относительно немного, смета затратсодержит намного меньше статей расходов, нежели ТЭС, и их легче проверять. ГЭС, кроме выработки электроэнергии и поддержания резерва мощности, выполняют и другие функции, имеющие общегосударственное значение, – водоснабжение, обеспечение навигации, участие в АРЧМ (автоматика регулирования частоты и мощности) и др.Поэтому, тариф на мощность для ГЭС должен определяться государственным органом с учетом необходимости выполнения всехвозложенных на них функций.

 

Процедура определения цены на мощность

Процедура определения цен и списка отобранных станций должна быть максимально прозрачной и публичной.

Непрозрачность процесса приводит к:

  1. возможности влияния на величину сформированных цен и списка отобранных станций аффилированных лиц;
  2. снижению доверия со стороны участников оптового рынка как к самому процессу, так и к величине рассчитанных цен, и к списку отобранных станций.

Одним из элементов непрозрачности расчетов являются ценопринимающие заявки.В [1, 2] приводятся доводы о необходимости исключения ценопринимающих заявокиз правил КОМ, т.к. ценопринимающие заявки позволяют быть отобранными станциям, имеющим более высокие затраты на содержание оборудования, чем цена КОМ. Кстати сказать, трудно предположить иные мотивы подачи станциями ценопринимающих заявок. В [3] говорится о бессмысленности исключения ценопринимающих заявок из правил рынка мощности. Попробуем проанализировать аргументы за и против изложенные в[3] и [1].

«Подачей ценопринимающей заяв­ки один генератор не может «выдавить» другого гене­ратора, собственник которого намерен продолжить его эксплуатацию, — оба будут отобраны в КОМ и общая(!) стоимость мощности для всех потребителей и генерато­ров КОМ снизится» [3].

Рис.2. Алгоритм отбора заявок и определения цены КОМ.

 

На рис.2 графически описан алгоритм отбора станций и определения цены: прямая красного цвета на оси абсцисс – это и есть ценопринимающие заявки. Хорошо видно, что удлинение этой прямой выталкивает за линию пересечения спросастанции, находящиеся в точке пересечения. В итоге, станция, подавшая ценопринимающую заявку, будет отобрана, а станция, которая по своей ценовой заявке могла бы пройти КОМ, может быть не отобрана, для отобранных еще и цена снизится.

 

Цели и средства отбора мощности

Авторы правил КОМ утверждают, что правила отбора вынуждают собственников генерации выводить из эксплуатации неэффективное оборудование.«Бессмысленно прини­мать обязательства по поставке мощности в отношении приносящего убытки конкретного генератора, который может быть выведен из эксплуатации, т.к. в сегодняш­них условиях отсутствует способ компенсировать свою неэффективность за счет продажи электроэнергии на РСВ. Поднять общую цену РСВ невозможно с точки зре­ния экономики участников (в РСВ жесткая конкурен­ция между поставщиками, обусловленная существую­щими в ЕЭС России избытками мощностей), а поднятие цены в отдельном энергорайоне грозит настолько суще­ственными последствиями для нарушителя антимоно­польного законодательства, что вряд кто-то из постав­щиков рискнет играть в такую игру» [3].

Цена КОМ заведомо выше ценовых заявок на мощность большинства электростанций (см. рис.2),что позволяет получать всем электростанциям, прошедшим КОМ,в том числе и подавшим ценопринимающие заявки, весьма неплохие средства на содержание мощности.

Цены на рынке электроэнергииформируются в энергорайонах в зависимости от баланса мощности и ценовых заявок электростанций в каждом узле расчетной схемы. Нарушение антимонопольного законодательствапри подаче ценовых заявок на выработку электроэнергии может быть обнаружено только в случае очень больших завышений ценовых заявок. Маржинальный принцип формирования позволяет увеличиваться ценена рынке электроэнергии в целом по региону (ОЭС) в соответствии с действующим алгоритмом определения узловых цен, без каких-либо нарушений антимонопольного законодательства.

Приведем два примера подтверждающие данный тезис.

Пример первый. ОЭС Сибири 4 мая 2010 г. в плановом графике в 5-м и 6-м часахвследствие ограничений по перетоку Иркутск – Бурятиябыли загружены Улан-Удэнская ТЭЦ-1 на 2,4 МВт и Читинская ТЭЦ-2 на 1,5 МВт,что привело к почти двукратному росту цены на балансирующем рынке(БР) ОЭС Сибири (рис. 4),притомчто резервыв целом в ОЭС Сибири составляли порядка 3000 МВт.

Рис.3. График цен на БР и РСВ в ОЭС Сибири 4 мая 2010 г.

 

Пример второй.29 августа 2013 г. в 21:00 (время московское) для предотвращения перегруза в контрольном сечении АТ — 1, 2 подстанции «Ново-Кузнецкая» в РСВ была загружена Ново-Кемеровская ТЭЦ (ТГ-7, 9-14) с ценовой заявкой 1365 руб. на 5 МВт выше минимума, что вызвало двукратное увеличение цен на РСВ в энергосистемах Кузбасса, Новосибирска и Алтая (более 1300 руб. при средней цене ОРЭ в ОЭС Сибири в данный час 667 руб.)И это не единичные примеры.

Так что «жесткая» конкуренция в условиях конкурентного рынка вполне позволяет поднимать цену электроэнергии на рынке станциям с высокими ценовыми заявками на выработку электроэнергии.

«…действующая модель КОМ дает сегодня од­нозначный экономический сигнал собственнику неэф­фективного оборудования: если такое оборудование мо­жет быть выведено из эксплуатации, оно должно быть выведено — иных вариантов нет» [3].

А в чем собственно состоит «экономический сигнал»? Снижение тарифов на мощность для всех станций, для того чтобы собственник какой-либо станции подумал о выводе из эксплуатации отдельного агрегата?

Достаточно спорный метод достижения заявленной цели, к тому же насчет отсутствия «иных вариантов», есть большие сомнения.

Защитники действующих правил КОМ утверждают, что правила КОМ «минимизируют объемы «вынужденной» (дорогой) ге­нерации».«Новая модель эффективно решает задачи, которые были определены при ее разра­ботке, в том числе задачи снижения объемов «вынужденной» генерации и вывода из эксплуатации неэффективного генери­рующего оборудования которые были определены при ее разработке, в том числе задачи сни­жения объемов «вынужденной» ге­нерации и вывода из эксплуатации неэффективного генерирующего оборудования»[4].

Еще одна цитата из[3]: «Снижение темпов роста объе­мов потребления, незначительные объемы вывода ста­рой генерации существенно изменили баланс — сейчас на рынке мощности избыток предложения».Это главный довод защитников сегодняшних правил КОМ: снижается потребление – нужно избавляться от «вынужденной» и «неэффективной» генерации.Этоглавная задача КОМ 2016-2020, которую он выполняет.

Попробуем разобрать подробнее этот аргумент.

Каким образом должен снизиться объем «вынужденной»генерации? Объем «вынужденной» генерации обусловлен тепловымиили электрическими нагрузками в узлах расположения этих станций,правила КОМ отнюдь не избавляют от необходимости покрытия этих нагрузок. Какие условия КОМ уменьшают объемэлектрической и/или тепловой нагрузки, которую необходимо покрывать «вынужденной» генерацией, – снижение оплаты мощности«вынужденным генераторам? Бездоказательное утверждение!

«Правила, действующие в новой модели КОМ, существенно снизили ценность статуса «вынужденный ге­нератор». Начиная с КОМ-2016 та­риф для генерации с этим стату­сом не индексируется — для любо­го такого объекта генерации он не должен превышать цену мощности в предшествующем году. Это означа­ет, что реальная плата за мощность для «вынужденного генератора» бу­дет ежегодно снижаться на величи­ну инфляции»[4].

Это еще одно нелепое положение КОМ. Статус «вынужденный генератор» – это что вина станции?А не обстоятельств (местонахождение, год постройки, вид топлива, оборудование, потребители, которым невозможно прекратить электро- или теплоснабжение), вследствие которых электростанция стала «вынужденным генератором»? К чему приведет постепенное финансовое «удушение» станции? К снижению объема ремонтов, уменьшению заработной платыработников, каким-то еще проблемам, вызванным снижением финансирования, – следовательно, к повышению аварийности, снижению надежности тепло и электроснабжения потребителей! Нет станций первосортных и второсортных. Все станции, участвующие в балансе мощности, должны получать полноценную оплату для поддержания оборудования в готовности к выработке электроэнергии и тепла, так же как одинаково получают штрафные санкции за невыполнение заданного графика нагрузки.

 

Результаты действующих правил КОМ

В итоге, действующие правила КОМ приводят к следующему:

  1. Вследствие определения платы за мощность поставщикам по маржинальному принципу затраты на оплату у покупателей выше минимально необходимого.
  2. Всеэлектростанции, отобранные в КОМ, совершенно разные по типу, составу оборудования и другим параметрам, объективно имеющие разные условно-постоянные затраты, получают одинаковый тариф на мощность, что ставит их в неравные экономические условия.
  3. Ценопринимающие заявкипозволяютбыть отобранными станциям с фактическими затратами на содержание мощности выше цены КОМ.
  4. Станции с вполне конкурентными ценовыми заявками могут быть вытеснены с рынка станциями с более высокими затратами на содержание оборудования,подавшими ценопринимающие заявки.
  5. Неиндексация платы за мощность «вынужденных» генераторов ставит под угрозу надежность тепло- и электроснабжения потребителей, снабжающихся от этих электростанций.

Еще один вопрос, не нашедший своего отражения в правилах КОМ: что будет с мощностью, которая сегодня не прошла отбор. Какая-то генерация не прошла отбор по причине устаревшего оборудования исвоей неэффективности, ночасть вполне конкурентной генерации оказалась «за бортом» по балансу мощностипростопотому, что снизилось потребление. Сегодня она лишняя, т.к. снизилось потребление, завтра, при росте потребления она окажется востребованной, но сохранится ли она до этого момента? А если собственник генерации, не получившей оплаты на ее содержание, порежет оборудованиена металлолом? Четырехлетний период, который охватывает КОМ, меньше времени, необходимого на постройку новой генерации. При этом строить генерацию заново гораздо дороже, чем содержать ее в консервации. Необходимо, при снижении потребления и соответственно уменьшении отобранной мощности предусмотреть оплату консервации не отобранной мощности,на величину снижения потребления относительно прошедшего периода.

Авторы правил КОМ утверждают, что «эластичность спроса — это его зависимость от цены. Спрос увели­чивается (уменьшается) при сни­жении (увеличении) цены. Други­ми словами, покупатели могут ку­пить больший объем товара за меньшую цену. Применительно к КОМ эластичность спроса позволя­ет отобрать заявленную и соответ­ствующую техническим требовани­ям генерацию сверх минимально необходимого объема, но при этом цена мощности будет снижаться тем больше, чем больше объем предло­жения»[4].

Обэластичности спроса. Рынок мощности – это не рынок в привычном понимании, на нем ничего не продают и не покупают, на нем определяют величину платы электростанциям за поддержание оборудования в готовности к выработке электроэнергии. Закон спроса и предложения здесь не работает. Кто и как исследовал реакцию покупателей на изменение цены мощности? Как была построена функция зависимости цены на рынке от величины предложения? В [2] была изложена версия появления этой кривой, пока что ее никто не опроверг.

 

Основные правила рынка мощности

Сформулируемосновные правила рынка мощности,какими онидолжны быть.

  1. Плата за мощность поставщикам должна определяться по их ценовым заявкам.
  2. Ценовые заявки станций на оплату мощности должны рассчитываться по методике, утвержденной государственным органом – Министерством электроэнергетики (выделенным из состава Минэнерго), ФАС или ФСТ.
  3. Соответствие ценовых заявок методике должно проверяться соответствующей государственной инспекцией.
  4. Величина отобранной мощности должна быть равна (или немного больше) величины мощности прогнозируемого потребления с нормативной величиной резерва, за вычетом объема «вынужденной» генерации.
  5. Исключение ценопринимания как инструмента рынка мощности.
  6. Полная прозрачность и публичность формирования цены для покупателей с раскрытием ценовых заявок поставщиков и прогнозного баланса мощности.
  7. Цена мощности для покупателей должна формироваться как средневзвешенная величина платы за мощность поставщикам.
  8. Генерация, не попавшая в число отобранных по балансу мощности, но отвечающая квалификационным требованиям, должна быть переведена в консервацию с необходимой оплатой.
  9. Финансирование нового строительства должно происходить на основе прибавки «инвестиционной» составляющей к тарифу всех покупателей оптового рынка электроэнергии, что позволит строить электростанции без использования бюджетных средств.

Нельзя не сказать о реакции на критику, высказанную в [2]. Вместо ответа на конкретные вопросы, автор [3], который, возможно, является одним из авторов правил КОМ, отделывается красивыми, но бессмысленными фразами:

«…правильная оценка текущих условий функционирования отрасли, ...точное понимание цели, ...глубокий анализ существующих процессов, ...не пропустить момент изменения ключевых влияющих факторов» и т.д. и т.д.

Аргументация и отношение автора [3] к высказанным проблемам отражает, по-видимому, не столько взгляды автора, сколько позицию руководства Системного оператора по отношению к критическим замечаниям о правилах рынка мощности, рынка электроэнергии, задачах и функциях Системного оператора, структуре управления электроэнергетикой, что еще раз подтверждает правильность выводов в статьях [1, 2, 5, 6, 7] о несовершенстве структуры управления электроэнергетикой и необходимости ее кардинального изменения.


Автор: Эксперт В.В.Шурупов